АВЕСТА И РАННИЙ ЗОРОАСТРИЗМ

 Основным источником для изучения иранской древности, социального строя   и культуры древнеиранских племен является Авеста, свод священных книг   зороастрийской религии, распространенной до раннего средневековья в   Иране, Афганистане, Средней Азии, а также в некоторых областях   Закавказья и Передней Азии. В ближайшие столетия после падения (в VII   в. х.э.) державы Сасанидов, государственной религией которой был   зороастризм, и распространения в Иране и соседних странах ислама   группы зороастрийцев переселялись в Индию, где стали называться   парсами. В настоящее время члены их религиозно-этнической общины,   насчитывающей около 130 000 человек, живут главным образом в Индии (с   основными центрами в Гуджарате и Бомбее) и незначительными группами в   ряде других стран мира; в самом Иране зороастрийцы в течение многих   веков подвергались гонениям и удерживались в небольшом числе   преимущественно лишь на юго-востоке страны, в районах Йезда и Кермана.

 Именно парсами Индии в основном и сохранена уцелевшая часть Авесты, а   также остатки некогда обширной зороастрийской литературы на   среднеперсидском языке, включая переводы Авесты и комментарий к ней   (зонд, или зенд, откуда долго употреблявшееся в Европе неточное   название "Зенд-Авеста" для самой Авесты; имя же ее происходит от   среднеперсидского (мастак, позже абаста{г}),-"основа" или   "установление", "предписание" и т.п.).

 Дошедшая Авеста включает разные по значению и размерам разделы.   Основные из них - книги: Ясна ("Жертвоприношение", "Молитва"), Яшты   ("Почитания" - гимны божествам), Видевдат ("Закон против дэвов"). Эти   книги содержат многие важные, особо почитаемые зороастрийцами древние   разделы, в том числе входящие в Ясну 17 Гат ("Песен") пророка   Заратуштры (Зороастра). Но в целом сохранившаяся Авеста в 3-4 раза   меньше той, которая еще существовала после ее последней кодификации   при Сасанидах (резюме этого свода из 21 книги - одной из которых   соответствует Видевдат - дошло в среднеперсидском сочинении Денкарт).   Тогда же, очевидно в VI в. х.э., Авеста была записана специально   созданным для нее алфавитом из 49 букв (включая 14 для гласных).   Возможно, что уже в парфянское время существовали записи частей Авесты   арамейским шрифтом (не отражающим многих особенностей иранской   фонетики), но основное значение сохраняла устная традиция. Так с   древнейших времен с большой точностью передавались и другие обширные   памятники индийской и иранской словесности. Дошедшая до нас запись   Авесты тоже была сделана по устной передаче, но весьма точно   воспроизводит особенности вышедшего из обыденного употребления за   много веков до VI в. языка и его еще более древнего диалекта, на   котором пророчествовал Заратуштра. Помимо его Гат и примыкающей к ним   по времени и языку "Ясны семи глав", остальную часть свода (включая   большую часть Ясны) в науке называют "Младшей Авестой". Ее язык близок   к западноиранским, но имеет и восточноиранские особенности, больше   выраженные в Гатах.

 Из упомянутых в Авесте географических названий некоторые в более   поздней традиции локализовались в Западном Иране и соседних областях,   в том числе в Азербайджане. Но надежно идентифицируемые относятся к   восточным частям Иранского плато и к Средней Азии. Помимо областей с   земледельческо-скотоводческим населением в Авесте упоминаются и районы   с кочевыми или вообще "степными" племенами. Отдельные названия   связаны, очевидно, с древней историко-мифологической традицией. Так,   по сообщению о стране Арйанам вайджа ("Арийский простор"), зима там   длится 10 месяцев, а лето - лишь два, что, видимо, отражает   воспоминание об областях далеко к северу от Ирана и Средней Азии;   суровая зима приписывается и местностям на р. Раха, шкида   отождествляемой с Сыр-дарьей (Яксарт античных авторов, иран. Ахшарта),   но, по более вероятному истолкованию, это Волга, носившая некогда то   же имя: Ра(х) у Птолемея.

 Из основных известных в историческую эпоху областей в Авесте   упоминаются: Хваризам (Хорезм, Хорасмия античных авторов) в южном   Приаралье; Суща (Согдиана) в среднеазиатском междуречье, с центрами в   долине Зеравшана; Маргу (Маргиана) - по Мургабу, область Мерва;   Харайва (Арейа) -по Герируду, в основном в современном Афганистане,   область Герата (имя которого восходит к приведенной древнеиранской   форме); Бахтри (Бактрия, в Авесте Бахди) - с главными центрами   (включая район Балха, ранее Бахл - от того же имени страны) между   Гиндукушем и Амударьей, а частично и к северу от нее; Хайтумант   (страна и река - совр. Гильменд) примерно соответствует Дрангиане   античных авторов и современному Систану (от "Сакастан" - по имени   проникших туда в конце I тысячелетия до х.э. ираноязычных кочевников -   саков) на юго-западе Афганистана и в примыкающих местностях Ирана;   Харахвати (Арахосия) - на юго-востоке Афганистана, включая районы   Кандагара и Газни; некоторые другие области в Афганистане и соседних   районах Индостана; отдельные упоминаемые в Авесте местности   находились, видимо, на территории Парфии, хотя само ее имя   (древненран. Партава) по Авесте неизвестно, зато называется лежавшая   западнее, в Юго-Восточном Прикаспии, Вркана (Гиркания, совр. Горган);   РагаАвесты, видимо, соответствует одноименной местности   западноиранских и античных текстов (Рага, Раги, позднее Рей близ совр.   Тегерана) - на северо-востоке исторической Мидии.

 Согласно Гатам, Заратуштра, выступив со своим учением, не нашел   признания на родине и бежал в страну правителя Виштаспы, принявшего   его веру. Названия обеих стран в Гатах не упомянуты: их не было   необходимости называть ни Заратуштре, ни тем, к кому обращались его   проповеди. По поздней иранской традиции, пророк происходил из Par   (Рея) или Атурпаткана (Азербайджана). Но судя по географическому   горизонту Младшей Авесты и характеру авестийских диалектов, родину   зороастризма надо искать на северо-востоке Ирана, в соседних областях   Афганистана и Средней Азии. Различные исследователи помещали ее в   Систане, Маргиане или Арейе, Парфии-Хорасане, Хорезме, районах у   низовьев Сырдарьи или даже севернее - в степях к востоку от Волги, в   Бактрии. Последнее мнение опирается на позднюю неавестийскую традицию,   связывающую Заратуштру с Балхом. Но и она не является, очевидно,   исторической, как и иные предания, относящие деятельность пророка к   Западному Ирану, Иранскому Хорасану и т.п.

 В настоящее время известны памятники бактрийского, парфянского,   хорезмийского, согдийского языков. Они явно не могут быть   непосредственно сопоставлены с авестийским (в частности, по той же   причине нельзя помещать родину зороастризма и в ряде областей   распространения скифско-сакских племен). Более вероятны или по крайней   мере не встречают прямых возражений мнения о возникновении   зороастризма в таких областях, как Арейа, Маргиана, Дрангиана. Данных   для определения принадлежности ранних иранских языков этих областей   пока нет (а уже с сасанидской эпохи там широко распространился   персидский), но они находились между зонами распространения восточно-   и западноиранских языков, что может соответствовать диалектной   "позиции" авестийского.

 Судя по некоторым отрывкам из Яштов, страна Виштаспы лежала у р.   Хайтумант и оз. Кансуйа (соответствует оз. Хамун), т.е. на территории   Дрангианы-Систана. Часть ученых, правда, полагает, что и это уже   вторичная локализация, но и тогда Систан должен быть областью если не   первоначального, то весьма раннего распространения зороастризма и   местом, где составлялась часть текстов Младшей Авесты.

 По существовавшей уже при Сасанидах традиции, Заратуштра жил "за 258   лет до Александра [Македонского]", что указывало бы на конец VII -   первую половину VI в. Но эта дата, очевидно, связана с неисторической   традицией иранского эпоса, создатели которой не знали, в частности, о   первых царях Ахеменидской династии, а саму ее отождествляли с   полулегендарными Кеянидами Восточного Ирана, к которым относили и   Виштаспу, покровителя пророка.

 Вместе с тем уже для позднеахеменидского времени античными источниками   засвидетельствована версия, относившая Зороастра к гораздо более седой   древности. Из сопоставления же материалов самой Авесты и иных   исторических данных следует, что Заратуштра и Виштаспа жили задолго до   ахеменидской эпохи. Ученые, не придающие значения "традиционной" дате,   полагают, что можно говорить о времени между Х/IХ - началом VI в. (а   иногда время жизни пророка уводят даже во II тысячелетие до х.э.).

 Заратуштра проповедовал учение, возвещенное ему, по его словам,   Ахура-Маздой. Иранские религии с высшим божеством этого имени называют   маздеизмом. Этим верованиям свойствен также дуализм, состоящий в   противопоставлении двух исконных антагонистических начал - добра и   зла, которые проявляются как в духовной сфере, так и в материальных   вещах и явлениях этого мира, относимых к тому или иному началу. В   лагерь зла при этом попали и дайвы (позже дэвы, дивы - демоны) -   древние натуралистические божества ариев, оставшиеся богами в Индии   (дэва) и у части иранских племен. Другая группа арийских богов с   особой властью, в частности морального порядка, называлась "владыками"   - асуpa (что в Индии сначала тоже обозначало класс добрых божеств, но   затем чаще выступало как обозначение демонов), в иранском: ахура.   Высший Ахура, всезнающий бог небесного свода, получил прозвище Мазда,   откуда Ахура-Мазда - "Владыка Мудрость", "Мудрый Господь".

 Дуалистические представления и культ Мазды существовали и развивались   у части иранских племен, очевидно, задолго до Заратуштры. Но на их   основе им была создана религиозная система, важное место в развитии   мирового процесса отведено человеку, и вместе с социально-этическими   положениями большую роль играли абстрактные понятия и образы.

 В Гатах Ахура-Мазда - практически единый бог, которому принадлежат   функции ряда арийских божеств, превратившиеся в абстрактные выражения   его сущности. Они обычно называются Амарта Спанта (в традиционном   авестийском произношении Амеша Спента) - "Бессмертными Святыми". Их   шесть: Ваху Манах - "Благая Мысль" (по функциям близко соответствует   индоиранскому богу Митре); Арта Вахишта - "Лучшая Арта" (Арта "Правда"   - одно из основных арийских религиозных понятий, олицетворение высшей   справедливости, космического и земного правопорядка); Хшатра Варйа -   "Избранная Власть" (функция божества, у индоариев представленного   Индрой) и др.

 Силы добра возглавляют Ахура-Мазда (позже Охрмазд, Ормузд и проч.) и   "святой дух": Спанта-Манйу; силы зла - враждебный дух: Ахра-Манйу   (Ахриман, Ариман). Позже он как злой бог прямо противопоставлялся   Ахура-Мазде. Это было следствием дальнейшего развития дуализма,   рассматривавшего мировой процесс как борьбу извечных добра и зла, или   Правды (Арты) и ее антипода - Лжи (Драуга, Друдж). В Гатах Ахура-Мазда   хотя и ассоциируется с Артой, стоит, по сути, выше борьбы сил добра и   зла, возглавляемых его порождениями, духами-близнецами Спанта-Манйу и   Ахра-Манйу. В Младшей Авесте Спанта-Манйу абсорбируется Ахура-Маздой,   но при противопоставлениях с Ахра-Манйу упоминается лишь Спанта-Манйу.   Обычная позже для зороастризма формула "Ахура-Мазда против Ахра-Манйу"   известна и по сочинениям греческих авторов с начала IV в. до х.э.; она   прослеживается также и в самых поздних отрывках Младшей Авесты (что   дает и некоторую хронологическую опору: Младшая Авеста в основном   старше IV в. до х.э.).

 Земной мир в своей благой части был сотворен добрым началом; на это   злой дух ответил контртворением, создав смерть, зиму, зной, вредных   животных и т.п.; постоянная борьба двух начал определяет и все   существование мира. Но еще до его творения два духа-близнеца совершили   выбор между добром и злом (что и обусловило их бытие одного как   святого, другого как враждебного духа). Затем подобный выбор был   сделан Амарта Спантами, вставшими на сторону добра, и избравшими зло   дайвами, скотом ("Душой быка"), выбравшим добро, и т.д. Такой же выбор   предоставлен и человеку. Эта концепция свободного выбора (вар),   выраженная уже в Гатах, возвышает роль человека в судьбе мира и   решительно отличает зороастризм от религиозно-философских учений,   развивавших фаталистические тенденции.

 Хотя человек свободен встать в борьбе добра и зла на любую сторону,   после возвещения Заратуштрой праведной веры действия ее сторонников   будут способствовать победе доброго начала, что и является целью   самого мирового процесса. Заратуштра предвещал приход нового мира,   знаменовавшего собой триумф сил добра над силами зла. После дня   страшного суда и испытания огнем те, кто избрал добро, окажутся в   царстве справедливости, созданном Ахура-Маздой. Окончательная победа   добра ожидалась в недалеком будущем. Но, как и в истории ряда других   религий, обещанное сначала скорое наступление царства добра постепенно   отодвигалось в более отдаленное будущее (учение о ходе мирового   процесса и эсхатология претерпели в позднейшем зороастризме большие   изменения).

 Основными орудиями человека в борьбе со злом в зороастризме уже со   времени Гат считались "добрая мысль" (манах), "доброе слово" (вачах),   "доброе деяние" (шйаотна). В практической деятельности особое   значение придается умножению благого материального бытия, созданного   добрым началом для человека, - в Гатах главным образом разведению   скота и произрастанию трав на лугах, в Младшей Авесте преимущественно   земледелию - возделыванию "хлеба, травы, плодоносящих растений" и   ирригационным работам - "обводнению безводного места", "осушению места   с избытком воды" и т.п. (у современных же парсов соответственно   поощряются различные виды деятельности, включая промышленную,   финансовую и проч., - ведущие к увеличению собственности и изобилия).   Большое значение всегда придавалось и продолжению рода, ибо   многочисленное потомство считалось умножающим воинство доброго начала.   Зороастризм всегда был чужд аскетизму (и позже постоянно выступал   против него в полемике с христианством, буддизмом, манихейством и   проч.). По одному из текстов Младшей Авесты, "ни один из тех, кто не   ест, не способен ни к усердному занятию земледелием, ни к усердному   занятию произведением сыновей. Ведь посредством еды живет весь   телесный мир, от воздержания он теряет жизнь".

 Праведный образ жизни признавался главным долгом человека перед добрым   началом, как и основным средством в достижении индивидуального   спасения в будущей жизни. Жертвоприношениям, молитвам и т.п. в раннем   зороастризме отводилась меньшая роль. По словам Видевдата,   возделывающий хлеб наносит ущерб злому началу и продвигает вперед дело   Мазды, а следовательно, приближает победу добра, в такой же мере, как   произносящий 10 000 молитв Ясны. Заратуштра отвергал ряд древних   иранских обрядов, включая массовые жертвоприношения скота, что   находилось в связи и с социальным содержанием учения пророка (позднее   такие жертвоприношения вновь стали обычной практикой, в частности при   Сасанидах, а также в некоторых общинах парсов, у которых затем были   заменены возлиянием масла). Основным в ритуале остался культ огня,   издревле чтимого ариями, но в зороастризме выступающего прежде всего   как воплощение или символ мировой справедливости, "Правды" - Арты   (тесно ассоциировавшейся с Ахура-Маздой).

 На протяжении своей долгой истории зороастризм претерпел значительные   изменения. Видимо, уже вскоре после Заратуштры его последователи   вместе с сохранением и развитием ряда основных догматических и   этических положений пророка приняли многие старые верования и обряды,   не признававшиеся Заратуштрой. Уже "Ясна семи глав", близкая по   диалекту и, вероятно, по времени к Гатам, содержит многие уступки   древнеиранским "дозаратуштровским" верованиям. Позднее вновь стали   широко почитаться многие древние божества, вовсе не упоминаемые в   Гатах (хотя, возможно, и не отвергавшиеся прямо пророком), - Митра,   Анахита и др. Абстрактные "сущности" Ахурамазды, Амарта Спанты, со   временем персонифицировались, и в Авесте появились и составленные в их   честь гимны. Так образовался в сущности новый пантеон во главе с   Ахура-Маздой, а древний политеизм и старая обрядность частично   восстановили свои позиции. Гимны дозороастрийским божествам и   изложение или отрывки древних мифов и сказаний о героях вошли в Авесту   отредактированными в зороастрийском духе или лишь снабженными   фиктивными ссылками на авторитет пророка. Часть таких отрывков в   Видевдате, Ясне и особенно в Яштах по содержанию, а иноща и   текстуально древнее Гат.

 На одном из этапов этого развитие зороастризм был воспринят в Западном   Иране, где уже ранее бытовали сходные верования, почитание тех же   богов (Митры и др.), дуализм, культ огня и т.п. Часто считают, что   зороастризм был введен на западе кем-то из первых царей Ахеменидской   державы (между серединой VI - первой половиной V в., по различным   мнениям). Но иногда полагают, что он еще до середины VI в. стал   известен в Рагах на востоке Мидии или уже и в ее центрах, а затем от   мидян был заимствован Ахеменидами. Эти теории основаны прежде всего на   предположении, что сходные черты религии первых Ахеменидов, по данным   их надписей, и зороастризма являются результатом его влияния в   Западном Иране. Но такие сходства, включая культ Ахура-Мазды,   дуалистические представления и проч., вполне могли определяться общим   наследием от более ранних форм маздеизма, который существовал уже до   Заратуштры, а в Западном Иране засвидетельствован ономастическими   данными ассирийских текстов уже в до мидийскую эпоху, в VIII в. до   х.э. (когда ни мидяне, ни персы, очевидно, еще не могли быть   зороастрийцами).

 Вместе с тем между религией мидийских и персидских жрецов - магов и   персов при первых Ахеменидах, как она известна по надписям того   времени, а также по сообщениям античных авторов, с одной стороны, и   положениями Авесты (как Гат, так и более поздних разделов) - с другой,   существуют многие принципиальные различия. На этом основано мнение,   что религия первых Ахеменидов и верования западных иранцев в   предшествующие эпохи независимы от зороастризма. Этому выводу   соответствует и то обстоятельство, что греческие авторы V - начала IV   в. при описании религиозных верований и обычаев царей - Ахеменидов,   персов, мидийцев и магов не упоминают Зороастра. Зато позже, в IV в.,   он у греков уже часто считался основателем учения магов.

 К первым десятилетиям IV в. учение Заратуштры уже в сильно   реформированном младоавестийском виде широко распространилось в   Западном Иране (сначала, возможно, среди части магов) и получило там   официальное признание (быть может, в рамках религиозных реформ   Артаксеркса II или после них). Это должно было иметь свои причины,   связанные с более законченным характером религиозно-философского и   морально-этического учения Заратуштры. К его отличиям от иных течений   маздеизма можно отнести своеобразные формы культа Ахура-Мазды с его   "сущностями" Амарта Спантами (видимо, неизвестными ранее в Западном   Иране), последовательное проведение дуалистических представлений о   борьбе добра и зла, тесно увязанных с концепцией мирового процесса и   роли человека в его развитии, идею свободного выбора - возможности   каждого встать на любую сторону в этой борьбе, что делало человека   хозяином своей судьбы и арбитром в извечном конфликте добра и зла.

 Вместе с зороастрийским учением на западе были восприняты излагавшие   его авестийские "тексты" (очевидно, все еще в устной форме), которые   после этого продолжали редактироваться либо частично дополнялись на   ставшем священным авестийском языке. В нем, однако, появились или   усилились западноиранские диалектные черты, что касается именно языка   Младшей Авесты. Возможно также, что некоторые гимны главным божествам   дополнены или оформлены уже в позднеахеменидское время. Так, в Яште,   посвященном богине Анахите, несколько строф, как полагают, отражают   существование статуй этой богини. В ахеменидских надписях имя Авахиты   появляется (как и имя Митры) при Артаксерксе II (404-358), и к его же   правлению источники относят начало почитания антропоморфных   изображений иранских божеств, а именно установление статуй Анахиты в   драмах больших городов (в том числе на Востоке, в Бактрии).

 Таким образом, Авеста стала священным сводом персидско-мидийских затем   парфянских жрецов, сохранялась ими, редактировалась и   коди-фицировалась в последующие столетия (когда могли быть составлены   и некоторые наиболее поздние разделы Авесты). Этот процесс продолжался   до сасанидской эпохи, когда, как говорилось, она была записана   "современным" авестийским алфавитом.

 К тому времени официальный зороастризм во многом превратился в   догматическую религию, являвшуюся оплотом консервативных сил общества.   Ранний маздеизм развивался в эпоху сложения первых государственных   образований и противостоял культу дайвов, обычно тесно связанному со   старым жречеством и местной родовой знатью. В Гатах содержится призыв   к мирной жизни и процветанию под властью сильного "благого" правителя,   к борьбе с усобицами и набегами, разоряющими праведные селения и   несущими гибель скоту, против жертвоприношений скота, совершавших их   жрецов и враждебных царьков, последователей "Лжи". Также в Западном   Иране верования с развитыми дуалистическими представлениями явились   идеологией, способствовавшей становлению государства и затем упрочению   государственной и царской власти в выросших иранских державах; при   этом царь и его централизаторская деятельность отождествлялись с   "Правдой" - Артой, а его противники и мятежники - с "Ложью",   рассматривавшейся в древнеиранском дуализме как воплощение   несправедливости, противодействия космическому правопорядку, а также   всего дурного, морально нечистого, .противоречащего истинной вере.

 

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ СТРОЙ ДРЕВНЕИРАНСКИХ ПЛЕМЕН

 Предки западноиранских племен покинули свою прародину еще до   становления в евразийских степях кочевого скотоводства и разделения   племен на кочевников и земледельцев. Ранее хозяйство этих областей, по   данным археологии, было скотоводческо-земледельческим. Судя по   лингвистическим материалам, земледелие продолжало развиваться как в   арийскую, так и в общеиранскую эпоху, когда применялся и плуг (соха).   Авеста и Ригведа говорят об оседлой жизни в постоянных поселениях   иранских и индоарийских скотоводов-земледельцев. Скот, однако, был   главным мерилом богатства и основной добычей в межплеменных войнах.

 Важную роль играло коневодство; в арийскую эпоху использовалась боевая   колесница, а в период расселения иранских племен они обладали и   развитыми навыками верховой езды, всадническим снаряжением и оружием.   Уже в арийскую эпоху существовало профессиональное ремесло, в   частности металлургия.

 Арийские племенные общины делились на три наследственные группы:   воинов, жрецов, простых общинников; затем оформилась четвертая группа   - зависимых. Одно из арийских обозначений воинов - "колесничие" (в   Авесте ратайштар, позже в среднеперсидском артештаран - знатные   воины); из этой группы происходили и вожди, или "цари", обладавшие   большой властью и имущественным превосходством над соплеменниками. С   арийской эпохи "воины" были частично свободны от производительного   труда и имели другие источники дохода, как в значительной части и   жречество. Оно включало служителей культа и представителей иных   "интеллектуальных" профессий того времени: хранителей   религиозно-эпической традиции и правовых норм, советников правителей,   воспитателей юношей из трех первых социальных групп и др. В Авесте   члены жреческой касты называются атраван (среднеперс. асраван). У   мидян и персов они именовались также магами.

 Название третьей группы, вастрьо-фшуйант, в Младшей Авесте означает   "земледельцев" (как и среднеперс. вастрьошан), но раннее значение   термина примерно "крестьяне-скотоводы". Вместе с "воинами" и "жрецами"   они участвовали в культовой организации общины, а экономически   считались самостоятельными хозяевами. После образования больших   иранских государств эта группа становилась объектом прямой   эксплуатации; внутри ее шел процесс дифференциации. Но в начале   исторического периода это был обширный круг еще сохранявших свои права   свободных производителей и рядовых рабовладельцев.

 Члены четвертой группы (в Авесте хути, среднеперс. хутухшан) были   неполноправны в культовом и юридическом отношении и считались   работающими для других. Сюда входили ремесленники, работники в иных   отраслях хозяйства, слуги и т.п. Ремесленный труд считался   "неблагородным" не сам по себе, а как работа за содержание или плату,   т.е. как профессиональное ремесло. В целом этот слой обслуживал всю   общину и ее вождей. Отдельные его группы по положению были близки к   рабам, но он все же представлял отдельную от рабов часть населения.   Что касается самого рабства, то оно существовало уже в арийскую эпоху   и даже ранее (в ряде индоевропейских языков, включая авестийский,   сохранилось единое по происхождению понятие, означающее собственность   на "скот и людей"). Позже рабов становилось уже больше, но по   характеру рабство у иранских племен долго оставалось неразвитым, в   основном патриархальным, домашним.

 Семья, находившаяся вместе с ее рабами под властью "домовладыки",   имела значительную хозяйственную самостоятельность или разделяла   собственность на землю, а также на скот и рабов с другими семьями   рода, возглавлявшегося "владыкой рода". Группа родов составляла   сельскую общину. Представление о племени в предахеменидскую эпоху еще   существовало, но само племя уже не было основой политической   организации ни у создателей Авесты, ни у мидян и персов. Главную роль   играли территориальные единицы: "округа" и более крупная - "страна",   далью; "владыка страны" был также ее религиозным главой и судьей.

 "Странами"-дахью часто назывались совсем небольшие по размерам   политические единицы. Такими были и многие из тех владений со своими   правителями, о которых для районов с ираноязычным населением сообщают   ассирийские тексты IX-VIII вв. Тогда в этих районах на северо-западе   Ирана начинали возникать и более крупные образования государственного   типа, однако они были ослаблены и поглощены Урарту, Ассирией и Манной.   Так, область Парсуа, где в IX в. имелось до 30 "царей", к середине   VIII в. оказалась под властью одного правителя, но в 744 г. была   завоевана и стала провинцией Ассирии. И наконец, в Мидии после   свержения ассирийского ига создалось самостоятельное царство.