Посвящается Спай.                                                

Волк-одиночка.

Мой тоскующий вой
вновь раздастся в тиши
в небо, выдавив гной
из гниющей души...
Где же звезды, луна?
А вокруг тишина...
И лишь ветер гуляет
средь темной глуши...
Мне бы в самую глушь
где не сыщешь следов,
лиц не видеть, не слышать
ни звуков, ни слов...
Мне б забиться в нору,
и в земле околеть...
Боги, в этом бору
дайте мне умереть!
Что за холод внутри?
Что за кровь на зубах?
Я ведь с прошлой зари
не стоял на ногах...
Где ж охотник пропал?
Где же звон тетивы?
Это новый оскал
и насмешка судьбы...
Я бы вышел к нему,
сам подставил бы бок
и прицел бы не сбил
к его горлу прыжок.
Может, он заблудился
И лук поломал?
Может, стрелы рассыпал?
Кинжал потерял?
Да иди же, тетеря!
Не дрейфь, подходи!
Я уже мертвый зверь,
видишь рану в груди?
Так что шкуру ты можешь
спокойно снимать,
ну а боль - то не боль...
Мне уже наплевать...
Я был волк-одиночка
хоть в стае ходил...
Я всегда в стороне,
на особицу был...
И не брали меня
ни стрела, ни клинок...
Но однажды попался,
как глупый щенок...
Кто же мне виноват?
Сам же сунул свой нос!
Что там это в траве?
Вот последний вопрос...
И петля из пеньки
горло мне оплела,
и вонзилась мне в бок
самострела стрела...
Эта темень в глазах,
эта горечь во рту...
Что такое мне чудится,
там, за версту?
Шум стоит в голове
и мне слышится вой...
Вот, совсем уже рядом,
за этой скалой...
Что же делает он?
Он не зверь - человек!
Отчего ж на земле
он сидит, глядя вверх?
Толи стон, толи вой
словно кровь из груди...
Я сказал ему: "Брат,
в чем беда? Подойди..."

Асмунд.