Полигонная игра «Алмазный меч, деревянный меч». 

Взгляд из мертвяка.

Время проведения: 1-3 октября 1999 г.

Количество участников: 60 человек.

 

Соотношение сил на игре было примерно равным: 29 людей на 31 нелюдя. Но, во-первых, среди этих нелюдей было 9 вольных, тусовавшихся или в кабаке, или на службе у императора, или сами по себе. А во-вторых эту утечку сил сбалансировало влившееся «движение» Серых, вставших отдельным лагерем ( я не говорю о тех серых, которые действительно вели подпольную деятельность в разных лагерях). Серая Лига в этом случае повздорила с Императором по жизни, и в итоге по игре они отказались служить Империи, автоматически попав в разряд врагов. На самом деле и люди людей били, и нелюди разборки друг с дружкой чинили, в общем, все как всегда. Немного в сторону от книжки отошла идея с всеобщим гноблением Радугой всего, что движется. Главным диктатором на этот раз стал сам Император, умудрявшийся по очереди бить магов, Лигу, Дану, гномов и т.д. Такой себе милый скромный тихий юноша 25-ти лет (по книге ). Самой же прогрессивной идеей, по моему мнению, на полигоне была вера в Спасителя, развернувшаяся на всю игру и во всей красе. С новообращенными ( окрестили Хозяина Ливня !!! ), проповедями, крестным ходом и в итоге мученической смертью священников. Глобально так. Отдельно, конечно же, хочется упомянуть идею с Магией Земли, вот только она не развернулась так, как могла бы. Главного пропагандиста и учителя Тура, решившего начать обучение своего ученика возле Мертвяка, быстренько завалили вышедшие оттуда монстры-вампиры. Зато с его учеником история вышла вообще замечательная. Об его тело, придавленное Силой Земли, споткнулась одна девушка из вампиров. И падала, говорят, красочно. А ученик, не будь дурак, возьми и переложи Силу Земли ( в данном случае камень ) с себя на нее. Придавило бедную вампириху. Но в том то и дело, что не убило. И подняться она не может. И ходит вокруг нее Ник кругами, вздыхает, жалко ему вампирчика. «Бедный вампирчик,- говорит, - убивать жалко. Пусть сам умирает. » И бедная девушка лежала положенные полчаса на земле с водруженным на нее камнем до своей смерти.

 

   Самой же безумной идеей было образование гномьей независимой горной  республики Ичкерия. Даже те, кто не был на игре, слышали уже историю с выносом лагеря Серой Лиги, когда им пришли на помощь и ударили в спины имперцам гномы с троллями. Именно тогда прозвучала коронная фраза с хорошим гномьим акцентом: «Абдула! Доставай гранатомет!» И после нее появились тролли с мешком камней. Ребята действительно хорошо играли, и было очень приятно именно за этот отыгрыш гномов-экстремистов (кем они в сущности по книге и являлись ). 

 

   «Самого» на игре было вообще довольно много. Самой красивой командой были, конечнo же Оранжевые маги. Ребята, первый раз приехавшие на игру, были полностью прикинуты, обвешаны амулетами, имели свой штандарт (могильный крест на черном фоне). Долго их хвалить незачем, кто был на игре, тот видел. Да и, вообще-то, на игру они были приглашены мной. Жаль что на их фоне многие не заметили, как хорошо была прикинута команда Дану, какие красивые платья были у их девушек. Вообще по части прикидов игра была весьма приятная, и 1 хит за прикид мы дали половине игроков точно. Глядишь через год в Крыму будет куда больше хороших красивых игр . Жаль только, что красота не делает игры на самом деле. Как и всегда на этой игре были, конечно же, проблемы с самими игроками. Хорошо хоть на игре в напряжении весь полигон держали только двое людей – Муравьев и Гарри (Император). Но у Гарри это иногда было все-таки по игре. А о Муравье вообще отдельный разговор. Жаль что в правилах не было четко оговорено, куда отправляются пьяные – в палатку, или в мертвяк. Правильнее всего в палатку.

 

   Отдельно хочется сказать и о магии. На игре она была вещественная, т.е. заклинание, например, молнии или файербола отыгрывалось киданием мягкого мячика. Маг ведь может и промахнуться. И промахивались! Причем на игру приехало два ордена из пяти ожидавшихся – Лив и Гарам (а самые «крутые» – Арк, Кутул и Нерг – приехать не смогли). Причем многих магов на приеме заклялок Кид, он  же Мерлин, попустил. Причем маги на игре практически все магичили первый раз, и никому не пришла в голову идея поманьячить. И не смотря на все эти подробности, на разборе полетов многие убежденные файтеры остались недовольны тем, что «маленькая девочка убивала меня маленьким мячиком». Жаль что эти «маленькие девочки» уехали с игры вместе с командой днем раньше. Им тоже было что сказать файтерам. За незнание правил и вследствие этого некорректное поведение, за неотыгрыш ситуации, за грубость по жизни, да просто за несдерживание удара и битье фишкой со всей силы куда попало. Я уже после игры насмотрелась на синяки у этих девченок.

 

   А так, конечно, игра удалась. Был хороший разбор полетов, многие были довольны и говорили, что неплохо поиграли. А все эти недоразумения были и раньше, и хочется верить, что когда-нибудь игроки просто научатся уважать друг друга. Об игре хорошо сказал Айвен. Игра выла средняя, совсем не плохая, но и не самая-самая. Стандартная такая себе игрушка. Отдельное спасибо за отыгрыш опять же хочется сказать троллям Грызю и Сурту (Рус и Кир), Уху и компании, и конечно же Туру, не только за отыгрыш, но и за все его идеи. Чего стоит хотя бы кольцо, которое  «Позволяет видеть все…ясно при солнечном свете». Вот.

 

                                                                                Пухин.

 

 

Ниже приведены истории игровой жизни, написанные в Стране Мертвых. Трудно, конечно, говорить о какой-то хронологии и связанности событий. Просто кому-то это будет интересно почитать в связи со своим участием в игре, а кто-то проникнется общим настроем игры:

 

 

1.Хоттаб, полевой командир гномов (Ухо).

 

 Я, полевой командир Хоттаб, образовал в горах независимую республику Ичкерия. Мы сидели в своей республике, пили водку, отдыхали. Но однажды пошли погулять, и меня съела домашняя кошка (Муравей, по сертифу – тигр).

 

2.Грызь и Сурт, тролли. (Рус и Кир ).

 

Когда великий Род вселил искорку жизни в наши тела, мы возлюбили его как отца своего создателя. И поклялись выгнать окупантов – людей с земли наших предков… Мы внедрились в ряды граждан империи, где вели подрывную деятельность, выполняя небольшие заказы (патриарх Серой Лиги и еще один человек из серых ). Пытались собрать поля некромантов, но неудачно – собрали их ранним летом. Я нашел камень и искал учеников по троллейболу. Нашли труп оранжевой магички, который отнесли к монахам (те ее оживили ). Закрепили дружбу с гномами (C2H5OH ). Собрав нужную информацию, предупредили диковатых Дану о предстоящем выносе, при этом жестоко обманув Императора Гари первого. Утром сего дня, собрав объединенные гномье – тролльи силы, засунули дубину в … окупантам, при этом чуть – чуть промокнув под дождем. И наша нежная кожа вместе с нашими телами и благородной душой перенеслась из мира сего в покои Рода, отца нашего.

 

3. Ланцетник, он же кабатчик. (Горлум ).

 

Маг Серой Лиги, алхимик. Работал в кабаке ради конспирации. Кто мог знать, что под личиной услужливого кабатчика скрывался ближайший соратник патриарха Серой Лиги Хеона? А те, кто случайно узнавал об этом, попадали в неприятные истории – то вином поперхнется, то при игре в троллейбол тролли ему случайно пас отдадут камнем эдак килограмм на 50… Между приготовлением пищи разрабатывал различные яды и противоядия – благо было на ком пробовать, посетителей в кабак ходило хоть отбавляй. Один раз даже Императору налили вина с ядом. Жалко что его спасли. На старости лет во мне проснулась тяга к приключениям – пошел на вынос Дану. Но тут аукнулись мои алхимические эксперименты. Гном, видевший как после стакана с вином у его брата появилось желание ходить согнувшись и кричать дурным голосом, рассказал об этом печальном случае другим своим собратьям. Ну и понеслось : «Ты моя брат убивать, ми тебя топор кромсать». Одного то я топориком навернул, но тут из воздуха появилась стена, в голове моей помутилось, и от такого гротеска я и умер. От удивления, как говорится.

 

4. Никард, менестрель. (Ник ).

 

Я, Никард, прожил свою жизнь в странствиях по этим землям в это время смерти и боли. Так сложилась моя жизнь, что судьба привела меня к Серым. Серая Лига стала моим домом. В моих странствиях я общался и изучал нравы не только людей, но и нелюдей : порабощенных Императором «Вольных», действительно вольных Дану, горячих вспыльчивых гномов. Я был странствующим менестрелем, общался с Архиепископом о сути бытия, и даже стал учеником магии земли…Погиб я в бою, отказавшись жить рабом под тиранией Императора.

 

5. Кэтрин Каа, человек из Серой Лиги.

 

Сегодня необыкновенный день! Начался он с того, что меня, бедную несчастную безоружную ученицу менестреля, взяли в плен два, нет, три грозных Вольных дяди. Они меня потащили в кабак, решив, что меня можно продать. Просидела там час. Притащили моего учителя Никарда, тоже пленного. Мы замыслили коварный план, план побега, и осуществили его с помощью добропорядочного господина Кицума (Айвен). Мы долго скитались, а дойдя до лагеря, обнаружили, что нас уже там поджидают наши мучители, которые, завидев нас, устроили за нами погоню. Мы разделились, я убежала и потерялась. Долго, о-очень долго я бродила одна – одинешенька, и даже попала в плен к некромантам. Там я познакомилась с гномом (Гимли из Евпатории), и подружилась с ним. Он меня попросил передать в столицу весть о его пленении. А т.к. с меня взять было нечего, некроманты отпустили меня на все четыре стороны. Я побывала в столице, передала сообщение и отправилась в долгий трудный долгожданный путь домой. До лагеря на этот раз добралась благополучно. Меня ждали друзья, накормили вкусным обедом. И я отправилась на поиски своего учителя. Мне не пришлось долго его искать. Найдя его, я бросилась к нему, а он оказался учеником гнома (Тур, оборотень-тарлинг, учитель Магии Земли), и попросил подождать до конца урока. Я осталась ждать, присела возле дерева, и вдруг из ниоткуда появился вампир… Все. Сижу. Смотрю на мастера Мертвяка.

 

6. Любовь, человек. (Люся).

 

Я, Любовь (звонко, но бесфамильно, поскольку незаконнорожденная я – дочь великого Мерлина и совращенной им дриады), пишу вам с того света (не знаю с какого, но точно не с этого), убиенная невинно в числе многих растворяюще-кислотным дождиком. Унаследовав внешнюю красоту мамочки и кое-что из магической силы папочки Мерлина (этакую частичку разгоряченного любовью Хладного Пламени), пыталась я повлиять на судьбы мира – изготовлять эликсир из афродизий и соединять сердца, толкая его за символическую цену. На нашего несохранного, но магически защищенного на тот момент латной перчаткой Императора возбуждающая сила эликсира подействовала странно : приказал он убить влюбленную вольную. Пользовались и иные женщины приворотным зельем. Жаль только, что из-за географической отдаленности голубого Лива не пришлось мне побывать там, и не соединились многие сердца, сжигаемые голубым огнем. А умерла я под дождиком, когда любимый папочка, занятый куда более важными делами, забыл позвать меня вовремя домой.

 

7. Френсис, Дану.

 

Я, Френсис, Видящая Дану, родилась в великом Друнге, нашем волшебном лесе. После трагической смерти моей учительницы я стала главой Дану. Сделала Друнг смертельно опасным для всякого, незащищенного магией – самый мой удачный обряд. Долго наше племя жило счастливо, хотя периодически приходилось убегать в леса от людей империи и Вольных. Но нежданная смерть настигла меня в лесу, от людей Империи и коварного Феса.

 

8.Диана, житель города Мельин, верноподданная Империи.

 

 Я, Диана из города Мельин, верно служила Императору, обрабатывала поля и несла ночные вахты. Вне закона меня с Императором обвенчал Силою Огня Прад (периодически по игре, раз в цикл, становившийся Хозяином Ливня). Всю ночь напролет наш грозный Император отгонял богомерзких Дану и прочих нечестивцев. Рано утром нас атаковала грозная армия из гнома и человека. Жуть! А потом я родила Императору сына (Тура). Детство его проходило в радостных играх со сверстником-вольным (Харли). Когда Турин вырос, мы пошли в далекий поход, взяв с собой двух Вольных, гнома и Феса. Целью похода было нахождение великих мечей Алмазного и Деревянного. Войдя в рощу Дану, мы увидели воительницу и лучника, и потеряв одного Вольного, поняли что лучше туда не входить. Тогда Фес, у которого на то время была латная перчатка Императора (т.к. он был его регентом), снял с себя стальную одежду (видимо какая-то особенность магии Дану), вошел в лес и, сразившись с Дану, добыл Деревянный меч. Потом мы направились в страну гномов – Ичкерию (см. рассказ 1-й). Ценою жизни моего сына мы вошли в город (причем в городе никого не было, он погиб случайно). Но Алмазный меч был добыт. Вернувшись в Мельин, мы узнали о смерти Императора. На город, узнав что он ослаблен, напали богомерзкие Дану. Я пала на стенах города.